mp_volunteer (mp_volunteer) wrote,
mp_volunteer
mp_volunteer

Categories:

Петрова Галина Константиновна


Петрова Галина Константиновна
Герой Советского Союза


Герои Советского Союза. Художник Л. Котляров

Биография
Петрова Галина Константиновна - медицинская сестра 386-го отдельного батальона морской пехоты Новороссийской военно-морской базы Черноморского флота, главстаршина.

Родилась 9 сентября 1920 года в городе Николаеве (Украина). Русская. В 1940 году с отличием окончила среднюю школу № 1 города Новороссийска и в том же году поступила на лесохозяйственный факультет Новочеркасского инженерно-мелиоративного института (Ростовская область). В 1941 году, когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз, студентка Галина Петрова поступила на курсы медицинских сестер в городе Краснодаре.

В Военно-Морском Флоте и в боях Великой Отечественной войны с 1942 года.

Участвуя в Керченско-Эльтигенской десантной операции (31 октября - 11 декабря 1943 года), медицинская сестра 386-го отдельного батальона морской пехоты (Новороссийская ВМБ, Черноморский флот) кандидат в члены ВКП(б) главстаршина Петрова Г.К. в составе батальона 1 ноября 1943 года под огнём врага высадилась на Крымское побережье в районе посёлка Эльтиген (ныне Героевское Крымской области Украины). После высадки, когда на правом фланге морским пехотинцам капитана Белякова П.Л. путь преградили колючая проволока и минное поле, и цепь морских пехотинцев залегла, главстаршина Петрова Г.К. бесстрашно бросилась вперед, увлекая за собой товарищей. Затем, за одну только первую ночь, бесстрашная медсестра вынесла с поля боя свыше двадцати тяжелораненых воинов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками главстаршине Петровой Галине Константиновне присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

Более месяца боёв на эльтигенском плацдарме, защищая раненых, Г.К. Петрова неоднократно участвовала в отражении вражеских контратак, а 7 декабря 1943 года была ранена. На следующий день, 8 декабря 1943 года в здание школы, где размещался медсанбат, попала вражеская бомба. Среди погибших была и бесстрашная медицинская сестра… Похоронена в поселке Героевске (бывшем Эльтигене).

Награждена орденом Ленина, медалями.

Навечно зачислена в списки одного из военно-морских госпиталей Краснознаменного Черноморского флота, а в городе-герое Керчи ей поставлен памятник. В городе Новочеркасске установлены бюст и мемориальная доска. Главная улица посёлка Героевское носит имя Героя Советского Союза Галины Петровой. Имя Героя - на Доске памяти в Музее Черноморского флота в Севастополе.

Фото Героини любезно предоставлено В. Шилганом (Чехия)

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем
Источники
Бундюков А.Т., Кравченко М.В. Сыновняя верность Отчизне. Одесса, 1982
Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Том 2. М.: Воениз., 1988
Криштоф Е.Г. Сто рассказов о Крыме. - Симферополь, 1985
Кубани славные сыны. - Кн. 2. - Краснодар, 1985
Солдаты милосердия. Ростов-на-Дону, 1985.
***

"В ночь на 1 ноября 1943г. под ураганным огнем гитлеровской артиллерии, минометов и стрелкового оружия первым достигли крымских берегов бойцы 386-го отдельного батальона морской пехоты, в составе которого была санинструктор главстаршина Галина Петрова. При подходе десантных мотоботов к берегу она первая спрыгнула с мотобота, призывая за собой бойцов. «Бойцы падали на песок перед колючей проволокой. Впереди рвались снаряды. Острой и опасной бритвой луч прожектора освещал десантников. Кому-то надо было рвануться вперед и увлечь всех за собой. Это было очень трудно сделать, ибо лежа под проволкой, можно на пять минут прожить больше. В упор на десантников прямой наводкой били пушки.

Вдруг я увидел золотоволосую синеглазую девушку. Она поднялась во весь рост и закружилась в каком-то дивном танце, рванулась вперед между проволокой. - « Вперед! Здесь нет мин. Видите, я танцую!» Этот танец в свете прожекторов и взрывов потрясал. Я, перебросив автомат через плечо, бросился за ней, схватил за руку, спросил фамилию. -" А идите вы к черту! - ответила девушка, не различая моих погон, повернулась назад, насмешливо крикнула: «Братишки, тушуетесь... Мозоли на животах натираете..."
Какой моряк мог допустить, чтобы девушка была впереди него в атаке? Будто ветер поднял людей. Но несколько человек все-же подорвались на минах
».
/ С.Борзенко. Пятьдесят огненных строк.- М.,1982 / .

На месте высадки матросов-десантников позднее обнаружили и обезвредили более 400 противопехотных мин. В ту ночь Галина Петрова вынесла с поля боя и оказала первую медицинскую помощь более 20 тяжелораненным бойцам. В считанные минуты сильный укрепленный опорный пункт противника был взят штурмом. В боях на плацдарме Галина Петрова участвовала 33 суток, вынесла с поля боя более 200 тяжелораненых бойцов и офицеров. Спасая раненых в сложных боевых условиях, часто бралась за оружие и отбивала вражеские атаки.

8 декабря 1943 г. она была смертельно ранена. Звание Героя Советского Союза Галина Константиновне Петровой присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР 17 ноября 1943г. Ее имя навеки занесено в списки личного состава воинской части, в которой она служила. В г.Керчи ей установлен памятник. Для увековечения памяти Г.К.Петровой решением Николаевского горисполкома от 21 февраля 1983 г. улица 1-я Поперечная переименована в улицу ее имени."
От редакции:
Наша огромная благодарность, искреннее уважение и восхищение Дмитрию Ивановичу Заковоротнему, любезно разрешившему опубликовать на нашем сайте отрывки из его будущей книги.
 
Доска памяти в музее Севастополя

***
М.К.Кузьмин. "Медики - Герои Советского Союза", М., 1969 г.
...9 сентября 1943 г. Галина последний раз забежала домой, чтобы посмотреть на сына. Она сняла пилотку со звездочкой и надела на головку четырехлетнего Костика. Приласкала его, обняла, поцеловала и ушла выполнять приказ Родины. В кармане гимнастерки Г. К. Петровой лежало извещение о гибели в боях под Москвой ее мужа Анатолия Федоровича Железнова.
Г. К. Петрова родилась в 1920 г. в Николаеве. Здесь получила среднее образование, вступила в комсомол, мечтала о большой красивой жизни. В 1939 г. она поступила на I курс Новочеркасского индустриального института, но учиться пришлось недолго — в 1941 г. разразилась война.
Галя в числе первых студентов изъявила желание отправиться на фронт. Ее послали на курсы медицинских сестер, по окончании которых она стала работать в госпитале. Когда положение на фронте в 1942 г. стало ухудшаться, она упорно добивалась отправки в действующую армию. Однако Г. К. Петровой приказано было работать в 43-м Морском госпитале, который в это время находился в прифронтовой полосе. «Кто не знал, кто из матросов, участников боев за Керчь, не любил эту отважную девушку, работавшую в 43-м госпитале»,— пишет А. Красовский (1).
В октябре 1943 г. наши части готовились к десантной операции на Керченском полуострове. Г. К. Петрова добилась направления ее в один из батальонов морской пехоты.
Глубокой ночью моряки на мотоботах стали приближаться к вражескому берегу. Противник открыл ураганный огонь. Моряки по пояс в воде и среди них отважная медицинская сестра шли на штурм прибрежных укреплений. Впереди были ряды проволочных заграждений и минное поле. Бойцы залегли. Артиллерийский и минометный огонь усиливался. Г. К. Петрова лежала в цепи среди героев-черноморцев, в кармане ее была детская игрушка, взятая на память о сыне. Внезапно Г. К. Петрова бросилась вперед, перескочила через проволочные заграждения и во весь голос прокричала: «За мной! Здесь нет мин». Десантники ринулись за ней. Моряки продвинулись вперед, заняли рыбацкие поселки Эльтиген, Верхне-Бурунское и Нижне-Бурунское и закрепили позиции. На том участке, где бежали отважная сестра и моряки, лежали мины, но они были сильно засыпаны песком и не взорвались.
Всю ночь перевязывала раненых Г. К. Петрова. Двадцать раненых матросов и офицеров вынесла она из-под огня противника. На следующий день противник предпринял 19 атак. Отважные моряки все отбили их. «К вечеру на правом фланге десантников осталось в строю лишь 7 человек. Среди них была и медсестра Петрова. Она появлялась всюду. Моряки удержали плацдарм. Галя спасла в этот день жизнь 30 товарищам».
2 ноября 1943 г. противник возобновил атаки, силы десантников таяли, но враги не смогли продвинуться вперед. Во время боя, когда Г. К. Петрова перебегала от одного раненого к другому, ее ранило осколком в обе ноги. Ей сделали перевязку боевые друзья, на руках вынесли с поля боя и направили в медико-санитарный батальон, расположенный в здании школы на окраине поселка Эльтиген.
Во время вражеского налета авиации 8 ноября одна из бомб упала на здание школы. Г. К. Петрова погибла вместе с другими ранеными.
30 августа 1945 г. М. И. Калинин направил родителям Г. К. Петровой письмо:
«Уважаемые Константин Михайлович и Антонина Никитична! По сообщению военного командования Ваша дочь, главный старшина Петрова Галина Константиновна, в боях за Советскую Родину погибла смертью храбрых. За героический подвиг, совершенный Вашей дочерью, Галиной Константиновной Петровой, в борьбе с немецкими захватчиками при форсировании Керченского пролива, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 17 ноября 1943 г. присвоил ей высшую степень отличия — звание Героя Советского Союза.
Посылаю Вам и сыну погибшей Константину Грамоту Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Вашей дочери звания Героя Советского Союза для хранения как память о дочери и матери-герое, подвиг которой никогда не забудется нашим народом.
Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин
».
Родители Г. К. Петровой проживают в Кишиневе. Они воспитали сына дочери — Железнова Константина Анатольевича. После войны он окончил Киевское суворовское училище, затем Ленинградское высшее военно-морское училище. В настоящее время К. А. Железнов — офицер морской службы.
Г. К. Петрова погибла, но ее имя навсегда останется в сердцах людей. К 20-летию разгрома немецко-фашистских захватчиков в Керчи ей воздвигнут памятник.
----------------------------------------------------------------------------------
1. А. Красовский. «Красный Черноморец» № 178 от 27/VII 1944 г.
 

«Товарищ жизнь»
Е. Курбатова
(отсюда - http://www.a-z.ru/women_cd2/12/11/i80_124.htm)

Море, что ли, так действует или постоянное присутствие рядом людей, сильных, смелых, закаленных, — рыбаков, моряков, — но только растет в наших приморских городах и поселках прекрасное, удивительное племя ребят. И вечно живут в них черты гайдаровских маленьких героев, и «сурового друга», и незабываемого большевичонка Гаврика... А вырастая, они уносят с собою в жизнь живую мечту о подвиге, о красоте свободной человеческой души и каждым своим днем утверждают эту красоту, воюют за ее свободу, не зная на этом пути ни отступлений, ни колебаний...

Галя Петрова жила с семьей в Новороссийске. Как все ее сверстники, ходила на море, плавала, как рыба, играла в волейбол, боялась экзаменов, могла бесконечно смотреть кинофильмы, посвященные героям гражданской войны. Сколько раз в темноте старенького городского кинопавильона в парке замирало девчоночье сердце: ой, сейчас убьют Чапая, сейчас... еще три кадра, два, вот... Сколько раз набегали на глаза ненужные — мальчишки засмеют! — слезы, когда горстку кронштадтцев гнали беляки к крутому обрыву... Моряки стояли плечом к плечу, несломленные, хоть и плененные, и все так же лихо, как в самом отчаянном бою, были сдвинуты набекрень их бескозырки, и с вызовом в лицо ненавистным палачам глядели тельняшки из-под распахнутых бушлатов...

Как хотелось быть вместе с ними белобрысенькой девчонке из Новороссийска! Как завидовала она тогда мальчишкам!
Любовь к морю, ко всему, что с ним связано, осталась навсегда, хотя выросла девочка, стала миловидной девушкой, и уже с удивлением поглядывали на Галю вчерашние одноклассники: неужели эта статная светлоглазая дивчина — та самая Галька, с которой так недавно дрались и собирали интересные камешки на берегу?...
После окончания школы Галя уехала в Новочеркасск, в Политехнический институт. Но радость учения, познания нового мира точных, заключенных в выверенные формулы наук длилась недолго...
Достаточно сказать «1941 год» — и каждому человеку станет ясно, что означала эта дата для всего мира, и для миллионов советских людей в особенности...
В первые же дни войны Галина Петрова пошла в военкомат с просьбой отправить ее на фронт. После нескольких «нет» военкома, она стала являться к нему с утра, дожидаясь, пока он освободится хоть на минуту, чтобы снова «осадить» непоколебимого капитана.
— Ну что ты ходишь? — не выдержал наконец военком. — Куда я тебя пошлю? С чем? Винтовку знаешь? Видишь, неважно. Сестринские курсы кончила? Нет. Нечего из меня жилы тянуть! Не до тебя, народу, видишь, хватает, а ты... Учиться тебе надо!
И ушел. А Галя, глотая слезы и смотря себе под ноги, чтобы не видеть сочувственных и насмешливых глаз завтрашних солдат, пошла через выжженный солнцем, вытоптанный тысячами ног двор военкомата...
На другой характер, может, и кончилась бы здесь вся история, но мы говорим о Гале Петровой, о юном главстаршине, о женщине с сердцем воина, о коммунистке.
«Неудача?—думалось ей. — Да, конечно. Но военком-то прав: я действительно ничего необходимого на фронте не умею. Как же быть? Научиться!»
Вскоре в Краснодарской фельдшерской школе появилась новая слушательница — Галина Петрова. Отныне у нее была новая цель: как можно лучше, быстрее, успешнее овладеть всем тем, чему учили ее опытные специалисты. Дни и ночи сливались в один сплошной поток: занятия, практика, практика, лекции. Наконец школа окончена, и девушка возвратилась в Новороссийск, получив направление в один из городских госпиталей.
Раненые поступали непрерывно. Круглые сутки нескончаемой вереницей шли к госпиталю машины. Санитары спешно выгружали носилки с распростертыми на них обессиленными, измученными болью воинами. Некогда было ни думать о чем-нибудь постороннем, ни отвлечься на минуту: перевязка, еще, еще, еще... И постоянно раздающийся в ушах глухой от усталости голос хирурга: «Следующего... следующего... следующего...»
... Обстановка на фронте осложнялась. Гитлеровцы, видимо, любой ценой решили прорваться к городу — лезли, не считаясь с потерями. В эти напряженные дни Петрова решила проситься в действующие морские части, защищавшие Новороссийск. Ее деятельной, энергичной натуре хотелось лицом к лицу встретиться с опасностью, проверить себя в настоящем деле, принести как можно больше пользы героям-морякам.
Осенью 1942 года в батальоне морской пехоты появилась новая медицинская сестра — Галя. Общительная, живая, она с первых же дней показала себя прекрасным товарищем, храбрым, выдержанным бойцом. Моряки вскоре привыкли к ее крепкой подвижной фигурке, оценили ее в трудных фронтовых условиях: морские пехотинцы поняли, что на сестричку можно надеяться в любой обстановке — такая не подведет. За заботливость, преданность и открытый характер моряки платили Гале искренней дружбой. Сколько дружеских рук тянулось за шинелями, чтобы укрыть Галю, если, бывало, умаявшись за дни и ночи непрерывных боев, уснет она коротким сном, свернувшись калачиком. Тогда старались не шуметь, не говорить громко, хотя над головой свистели вражеские снаряды.
Пролетели полтора военных года. Милая девушка становилась бывалым солдатом: мужал и креп хороший, умный, светлый советский человек... И только широко открытые, чистые глаза выдавали прежнюю веселую, озорную маленькую мечтательницу Галинку; словно какой-то невидимка шепнул ей: «Ты погоди, еще все будет в жизни: и Чапай, и тачанка, и бескозырка; ты только борись, ищи, не сдавайся!» — и девчонка обрадовалась, распахнула глаза, да так и осталась — радостная, смелая, настойчивая и ожидающая.
Полтора года — немалый срок, особенно на фронте. Уже привыкнув к товарищам, освоившись в трудной обстановке, Галя должна была проститься со своим батальоном: в октябре 1943 года ее направили в другой отдельный батальон морской пехоты, которым командовал майор Н. А. Беляков.
Предстояла серьезнейшая операция —-десант на Керченский полуостров. Беляков, собрав отряд, сказал:
— Помните, товарищи, боец десанта — универсал, умеющий делать все, что требуется на войне. Никакая школа такой подготовки не дает, а только боевой опыт, закалка в сражениях. Поэтому перенимайте опыт старых десантников; а вы, товарищи, наглядно демонстрируйте молодежи приемы боя в разных условиях...
И учеба шла день и ночь: тренировались в посадке на катера, совершали переходы морем, высаживались на берег. Бывалые десантники передавали молодым бойцам знания, полученные в тяжелых сражениях.
Вместе с товарищами Галя Петрова изучала винтовку и автомат, пулемет и миномет, противотанковое ружье и трофейное оружие — в десанте всякое может быть.
Приближался день высадки, и ожидание становилось все нестерпимее. Хотелось скорее услышать приказ о выходе в море, скорее проверить себя, испытать в трудном, опасном, действительно геройском деле.
В эти дни особенно внимательно слушала Галина беседы политработников о мужестве солдат и матросов, о героях-комсомольцах Зое Космодемьянской и Наташе Ковшовой. Как хотелось быть похожей на этих девушек, просто и мужественно проживших свои короткие, незабываемые жизни! Сердце наполняла огромная любовь к родному краю, к Родине, терзаемой врагами, и поднималась неутолимая ненависть к фашистам.
Много передумала тогда Галя и уже твердо знала, что выпавшую на ее долю честь — освобождать родную землю — она не уронит.
... Ночь на 1 ноября 1943 года выдалась бурная, штормовая. Вал за валом поднимались серые громады воды и, уходя, тяжело разбивались о берег. Низко висело черное небо. Лохматые тучи ползли по нему, клубились и где-то там, за волнами, сливались с морем. Ветер свистел и рвал все на своем пути.
Тогда-то и был отдан приказ морским пехотинцам грузиться на суда и идти через пролив к Керченскому полуострову.
Десантников ждал тяжелый бой. Фашисты, уже испытав на себе к этому времени силу ударов моряков, укрепили побережье дотами, дзотами, минными полями. Окопы прибрежной полосы были заполнены пулеметчиками, крупные силы стояли в резерве. В небе над берегом полыхали осветительные ракеты. Специальные части дежурили по ночам, чтобы не допустить к укреплениям «черную смерть».
И все-таки «черная смерть» была недалеко от фашистов. Она шла с моря, на мотоботах.
Галя стояла у борта, всматриваясь в надвигавшийся берег. Он вставал впереди, залитый лиловато-зеленым светом висящих в небе ракет, озаренный непрерывными вспышками орудийных выстрелов. То тут, то там в волнах поднимались, как смерчи, столбы воды: враг старался накрыть огнем юркие десантные суда.
Было ли страшно тогда главстаршине Петровой, санинструктору десантного отряда? «Да, было», — ответила бы она честно и прямо, как всегда. Но тем и отличается герой, что не думает в трудную решающую минуту о себе, а борется, действует и увлекает за собой других.
Едва раздалась команда «Вперед!», моряки бросились в воду, подняли над головой оружие и устремились к берегу. Глаза слепил нестерпимый свет прожекторов, пули свистели над головами десантников, но бойцы шли вперед.
Батальон майора Белякова высадился первым. В его задачу входил захват плацдарма на берегу для основных сил десанта. Под ураганным огнем командир повел батальон в атаку.
Первые шаги по родной крымской земле... А сколько еще идти! Так скорее вперед, вперед!
Но цепь моряков вдруг остановилась: перед нею выросли проволочные заграждения. Кто-то крикнул:
— Минное поле здесь!
Другой голос подхватил:
— Саперов сюда!
Медлить было нельзя: огонь гитлеровцев не ослабевал, и это грозило батальону тяжелыми потерями.
Галина лежала рядом с товарищами, а мозг сверлила одна мысль: «Надо что-то делать! Надо что-то немедленно, сейчас же сделать!...»
И тут десантники увидели, как метнулась к заграждениям чья-то фигура, кто-то одним махом перескочил через проволоку и побежал по минному полю... Нет, не побежал, а, притопывая, отплясывал на минном поле какой-то невиданный танец, каждую минуту рискуя взлететь на воздух. Это была Галя Петрова. И звенел радостью, прорывался сквозь грохот боя звонкий, озорной девичий голос.
— Нет здесь мин, ребята! Вперед, товарищи, смелее, вперед!
Лавина десантников перекатилась через фашистские укрепления: ничто теперь не могло их остановить! Захватив первую, наиболее мощную линию укреплений, моряки ворвались в рыбацкий поселок Эльтиген и укрепились в противотанковом рву.
Бой продолжался до утра. И всю ночь без устали работала Галя Петрова. Двадцать раненых матросов и офицеров вынесла она из-под огня, двадцать жизней спасла в эту ночь, да еще находила силы пошутить мимоходом, перекинуться несколькими бодрыми словами с уставшими бойцами. Даже видавшие виды бывалые моряки — люди сказочной храбрости — поражались выдержке и мужеству девушки с погонами главстаршины. «Товарищ Жизнь» прозвали они Галю Петрову в этом бою за освобождение Крыма от гитлеровцев.
Утро следующего дня было пасмурным и холодным. Непрекращавшийся ветер растянул над морем рваное полотно туч; глухо, грозно ворчало море.
Оправившись от внезапного удара, фашисты начали яростные атаки, чтобы отбить занятый десантниками клочок земли. Артиллерия, минометы били без передышки. Пылали уцелевшие постройки поселка, ветер нес горький дым пожара, играл языками пламени, взметал к небу снопы искр.
Моряки готовились к отражению атаки врага — уже которой по счету... Фашистам важно было выбить десантников с полуострова до подхода новых советских частей, поэтому, не жалея сил, враг предпринимал все новые и новые атаки. Но моряки знали, как необходим нашим войскам захваченный плацдарм, и дрались не щадя жизни: гитлеровцы каждый раз откатывались на исходные позиции.
Так прошел день.
Наконец немцы двинули к противотанковому рву десять танков — три с левого и семь с правого фланга. Стальные громады обрушили на позиции десантников шквал огня — подходили ко рву метров на пятьдесят и били прямой наводкой.
Под прикрытием танков фашисты хотели обойти советских моряков с тыла. Но матросы снова и снова бросались в контратаку и отшвыривали фашистов.
Во время одной из таких контратак был ранен лейтенант Цибизов. Он остался лежать на узенькой полоске «ничейной» земли. Ясно было, что гитлеровцы вот-вот опять ринутся в атаку и тогда несдобровать молодому веселому лейтенанту...
И вот какой-то отчаянный смельчак, будто играя со смертью, пополз к Цибизову. Во рву затаили дыхание... Со стороны немцев неслись ураганные очереди и самая отборная ругань. А неуязвимый смельчак уже полз обратно, таща за собой раненого. Вот еще несколько метров, еще... Все! Доползли!
Конечно, это опять была Галя Петрова, неугомонная, веселая Галка — отчаянная голова, бесстрашное сердце! Что вело ее на этот подвиг? Что побуждало действовать так, а не иначе? Многое, многое сделало Галину именно такой, а не иной — и школа, и комсомол, и, наконец, вся обстановка советской жизни, окружающие люди, с которых «делать жизнь» было мечтой тысяч ребят предвоенного поколения...
... Атаки фашистов следовали одна за другой, но ни одна из всех девятнадцати не принесла успеха: морские пехотинцы отбили их, уложив навсегда десятки гитлеровских вояк.
К вечеру на правом фланге десантников осталось в строю лишь семь человек. Среди них была и главстар-шина Петрова. Она появлялась всюду, где было особенно трудно: там перевяжет раненого, там поднесет боезапас; глядишь, отнесла кого-то в укрытие — и снова в первых рядах бойцов: набивает диски автоматов или сама становится в ряды стрелков.
— Будем драться до последнего патрона, до последней гранаты! —говорила она бойцам.
И снова перевязывала, помогала, била по врагам, радуясь в душе, что много захватили боезапаса. Как был прав командир! Оказывается, верно: в десант лучше хлеба не взять, а прихватить лишний десяток патронов. Какую радость, какую силу придает сознание, что можно бить и бить в эти ненавистные жабьи мундиры, что ты сражаешься и выдержишь любые испытания во имя Родины, во имя неугасимого света над твоей Советской страной!
Проходили часы, атака следовала за атакой, но моряки держались стойко — и выдержали. Плацдарм остался в наших руках. Галя Петрова спасла в тот день жизнь тридцати товарищам.
А около противотанкового рва, где вели неравный бой десантники, дымились исковерканные остатки шести фашистских танков и валялись трупы гитлеровцев.
... В те напряженные дни наша партия принимала в свои ряды лучших воинов. Галя Петрова была в их числе. А через несколько дней — радость, о которой она и не думала: Указом Президиума Верховного Совета СССР ей, Галине Константиновне Петровой, было присвоено звание Героя Советского Союза.
Гале казалось, что это говорят не о ней, что это о ком-то другом, удивительно, редкостно храбром человеке рассказывают по радио. Разве просто поверить, что ты — Герой Советского Союза!
«За что мне, товарищи, родные мои, я же ничего особенного не сделала; ведь каждый бы из вас на моем месте так поступил», —-думает девушка.
... Много радостных дней — дней побед над врагом — знали мы в минувшую войну. Но знали мы и тяжесть потерь. Горе утраты пришлось испытать и морякам, воевавшим вместе с Галей Петровой: в разгар боев за освобождение советской земли от фашистов погибла мужественная девушка — верная дочь своего народа. Она погибла, но осталась навечно в памяти и сердцах людей.
Бюст в г. Феодосии (Крым) на аллее Героев-черноморцев

Героини. Вып. 2. (Очерки о женщинах — Героях Советского Союза). М., Политиздат, 1969.
Публикация i80_124


        Скульптура, г. Севастополь



Все фото вставлены ссылками на сайт, откуда взяты...
Tags: Великая Отечественная война, Морская Пехота, Петрова Галина Константиновна, ЧФ, Черные береты, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments